RSS

Архив за месяц: Апрель 2012

Белый крейсер

Говорят, у каждого корабля есть душа. Рассуждения на этот счет берут начало еще с тех времен, когда флоты древних империй бороздили земные моря, а не просторы галактики — и, разумеется, не имеют под собой никакого основания. Корабли не живые, там просто нечему быть живым. Ни один корабль не умеет чувствовать и тем более — любить.
Райнхард, конечно, знал об этом. Конечно, ни в грош не ставил флотские суеверия. И ни на секунду не сомневался, что вопреки всем доводам разума его корабль — живой.
Его корабль. Его «Брунгильда». Прекрасная и неповторимая, гордая и неприступная, его первая и последняя женщина… Он любил ее. Не так, как это бывает с людьми (хотя у него-то и с людьми особого опыта не было) но и не так, как можно было бы любить красивую и полезную вещь. Он любил ее так, как любят живых и настоящих. И она — он знал — отвечала ему тем же; безграничной, безусловной верностью.

…Райнхард помнил, как впервые увидел ее. Как при виде стремительного силуэта разом вылетели из головы все мысли о том, что это его собственный новый флагман, осталось только бесконечное восхищение ее красотой… Он подошел, зачарованный, прикоснулся к сверкающей белизной обшивке — и почувствовал, как она вздрогнула под его рукой. «Брунгильда, — шепнул он чуть слышно. — Моя Брунгильда.» Уже тогда он понял, что не променяет ее ни на какой другой корабль, не отдаст ее никогда.
Она была поначалу пугливой и робкой — но его уверенности с лихвой хватало на двоих, и скоро она не сомневалась, что пространства между звезд принадлежат ей по праву. Потом пришел ее черед делиться верой в победу — она даже не допускала, что ее адмирал может проиграть, и как же он был ей за это благодарен…
Она являлась ему в снах. Его не удивляло, что там она была высокой светлокосой девушкой — он знал, что настоящая «Брунгильда» именно так и выглядит. И каждый раз Райнхарду казалось, что это больше, чем просто сны, что это единственный доступный ей способ поговорить… Впрочем, даже в снах она была неразговорчива. Смотрела нечеловеческими — как расплавленное золото — глазами и улыбалась.
Она тосковала, когда он покидал ее надолго, когда уходил на планеты и оставлял ее в порту. Ее стихия была — полет, и стоять прикованной к земле казалось ей унизительным. Зато там, в космосе, у них были одни на двоих крылья, и он чувствовал, как звенит от восторга все ее тело, набирая скорость и уходя в прыжок…

Она делила с ним и боль — пополам. Кто знает, насколько меньше он бы прожил, если бы не «Брунгильда». Она вытягивала его, как только могла — но ее силы были не безграничны, в конце концов, она была всего лишь кораблем… А Райнхард знал: с тем пламенем, что сжигает его, невозможно бороться. И ему совсем не хотелось утащить за собой в небытие еще и ее. Как будто мало было жертв…
Он не прощался. Когда он в последний раз сошел с трапа на Феззане, они оба знали — это навсегда. Он не вернется. А она никогда больше не поднимется в небо.
«Я оставляю по себе двух вдов, — отстраненно подумал Райнхард. — Пусть даже о второй никто не узнает.»

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Апрель 30, 2012 в ЛоГГ, тексты